Главная » Еврокубки

Финансовый фэйр-плей — что изменится в европейском футболе

Опубликовано 5 июля 2012 | Обсуждение закрыто | Просмотров: 4,789

Приветствую тебя читатель yes-sport.ru! Я уверен, что ты, будучи футбольным болельщиком, не раз слышал о том, что в скором времени в европейском футболе будет введён финансовый фейр-плей. В сегодняшней статье мы разберём все по полочкам и узнаем, что грозит ведущим клубам континента.

Последнее десятилетие XX века должно было стать началом новой золотой эры европейского футбола. Золотой в самом буквальном смысле. Благодаря бурному развитию спутникового телевидения, а также реорганизованным национальным и международным турнирам в карманы лучших клубов континента полились денежные потоки невиданных ранее объемов.
Однако довольно быстро стало ясно, что между головокружительным богатством и процветанием нельзя поставить знак равенства.

Быстро забылась простая истина: финансы для футбола — всего лишь ресурс, которым еще нужно уметь воспользоваться. И дело даже не в усиливающейся стратификации по доходам, в конце концов, богатые и бедные были в футболе всегда.

Главной проблемой оказалась иллюзия быстрой доступности богатства. Ситуация до боли напоминала казино, где в роли джек-пота выступали многомиллионные доходы Лиги чемпионов или Премьер-лиги. В тщетной погоне за быстрым обогащением клубы тратили все больше и больше, теряя порой остатки здравого смысла.

Помните старую поговорку «не за то отец сына бил, что играл, а за то, что отыгрывался»? Увы, большие деньги портят даже лучших из людей, что уж говорить о директорах футбольных клубов.

Умение разумно обращаться с деньгами оказалось доступно лишь немногим клубам. Любой болельщик без труда вспомнит в качестве примеров обжегшихся в гонке за богатством «Лидс», «Фиорентину» или «Портсмут», но мало кто представляет себе истинные масштабы проблемы.

В Англии последним «спокойным» годом» в котором не было зафиксировано ни единого банкротства, стал далекий 1996-й. В течение последующих шестнадцати лет финансово несостоятельными были признаны 47 клубов — по три клуба в год!

И это только крайние случаи, заканчивавшиеся введением внешнего управления и снятием очков."Обычных" падений после распродажи игроков, неизбежной процедуры при отсутствии денег, было гораздо больше.

Не лучше обстояли дела и на континенте. По данным аналитического отчета УЕФА, в 2007 году больше половины (51%) европейских клубов не смогли свести концы с концами в операционной деятельности. А спустя год доля убыточных клубов выросла до 54%, при этом примерно у четверти из них убытки были значительными, более 1/5 всех доходов.

ПОНЯТЬ И... ПРИЗНАТЬ

Как известно, первым шагом к решению проблемы должно стать ее признание. Но наивно было бы ожидать, что футбольные директора вдруг начнут, подобно анонимным алкоголикам, собираться вместе и по очереди делиться историями собственной некомпетентности в управлении финансами.

Конечно, на словах все были согласны, что так дальше жить нельзя и нужно тратить деньги разумнее, вот только делать никто ничего не хотел. В итоге, те, кто умел учиться на чужих ошибках, уже давно сделали для себя нужные выводы, а тем, кто за полтора десятка лет так и не осознал необходимости жить по средствам, не помогли бы никакие увещевания. Здесь нужна была сила закона.

О разработке финансовых норм первые лица УЕФА начали говорить примерно четыре года назад, одновременно с запуском программы клубного мониторинга. За это время была проделана поистине титаническая работа, ведь нужно было свести воедино бухгалтерские правила и традиции полусотни стран с учетом футбольной специфики.

Процесс не был односторонним, футбольные чиновники постоянно консультировались с бухгалтерскими и аудиторскими союзами, министерствами... Мнением клубов тоже не забывали поинтересоваться.

Созданная в 2008 году на базе группы G-14 Ассоциация европейских клубов с первых дней своего существования принимала самое активное участие в разработке этих правил.

Результатом работы стал 85-страничный документ под названием «Правила клубного лицензирования и финансового fair-play», единогласно принятый исполкомом УЕФА в мае 2010 года. Мишель Платини с гордостью называл эти правила началом нового большого пути для европейского футбола, а представители клубов единогласно выражали полное согласие с «генеральной линией партии».

К сожалению, за те полтора года, что прошли с момента утверждения правил, редкий болельщик или журналист задался целью ознакомиться с их текстом, предпочитая довольствоваться различными толкованиями из вторых или даже третьих рук.

Разумеется, такое отношение к первоисточникам привело к появлению разнообразных мифов о последствиях введения правил ФФП, опровергать которые — пустая трата времени и сил. Гораздо лучше просто скачать pdf-файл и внимательно прочитать его.

УЕФА НЕ КАРАЕТ, УЕФА НЕ ДОПУСКАЕТ

Начнем с самого начала, с четкого ответа на вопрос, что именно регулируют эти правила. Казалось бы, что может быть проще, ведь ответ содержится в самом названии документа. Финансовый фэйр-плей представляет собой набор требований, выполнение которых необходимо для получения клубом лицензии на участие в еврокубках.

Это не кодекс законов и не руководство к действию. Очень важно понимать, что ни ФИФА, ни УЕФА, ни национальные ассоциации не обладают полномочиями в сфере финансового регулирования. А если бы и обладали, с точки зрения «чистой» экономики клубы ничем не отличаются от любой другой фирмы, а потому имеют полное право вести свои дела как угодно, в том числе терпеть убытки и банкротиться.

Поэтому любые запрещающие меры от футбольного руководства были невозможны априори. В арсенале УЕФА есть лишь один способ влиять на клубы — ограничивать их допуск к собственным соревнованиям, то есть к еврокубкам.

Именно поэтому финансовые правила были встроены в существующую систему клубного лицензирования, в которой самому союзу европейских ассоциаций отведена довольно-таки скромная роль.

УЕФА лишь устанавливает критерии, а вся работа по их претворению в жизнь, в том числе и выдача самих лицензий, ложится на плечи национальных ассоциаций. Единственным исключением стала упомянутая выше программа клубного мониторинга, которую также встроили в систему лицензирования — она находится в ведении специального комитета по финансовому контролю УЕФА.

ДВА КРИТЕРИЯ

Для начала посмотрим, каким требованиям должен соответствовать клуб, желающий получить лицензию. Они разбиты на пять больших групп: спортивные, инфраструктурные, административные, юридические и финансовые. Первые четыре не представляют особого интереса, ведь требования к развитию молодежного футбола, технической оснащенности стадионов и подобные им уже давным-давно сформулированы в различных нормативах УЕФА.

В новых правилах им посвящен буквально десяток страниц, состоящий в основном из ссылок на другие документы, и явно не менявшийся с прошлой редакции. Перейдем сразу к сладкому — финансовым критериям. Их всего два: прозрачность и платежеспособность, а кроме того, клуб обязан соответствовать требованиям финансового мониторинга.

Начнем с прозрачности. Очевидно, что оценивать финансовое состояние клуба можно только на основании определенной информации. Ее источником служат бухгалтерские данные, но стандарты учета весьма сильно разнятся от страны к стране, и далеко не все клубы обязаны публиковать свои отчеты.

Да и само понятие «клуб» с юридической точки зрения может выглядеть как угодно, ведь далеко не всегда клуб состоит из одной-единственной фирмы, а сложная организация дает огромное поле для манипуляций с отчетностью.

Для получения однозначных ответов на все эти вопросы и введен критерий прозрачности. Вкратце он звучит так: «для получения лицензии клуб обязан составить и предоставить лицензирующему органу финансовую отчетность, удовлетворяющую требованиям УЕФА».

Прежде всего клубы должны четко идентифицировать собственные юридические рамки, или, если говорить языком правил, «периметр отчетности». Лицензиару необходимо предоставить полную информацию о структуре корпоративной группы, в которую входит футбольный клуб, с указанием границ самого клуба.

В этих границах должна осуществляться вся «футбольная» деятельность — трансферные поступления и выплаты, зарплаты игрокам и доходы от продажи билетов, в этих же границах должна быть раскрыта и финансовая информация.

Она предоставляется в стандартной форме трех отчетов: баланса, отчета о прибылях и убытках и отчета о движении денежных средств. Кроме этого, отчетность должна содержать необходимые комментарии и так называемое «директорское письмо» — краткое подведение итогов и описание финансового состояния клуба от лица топ-менеджмента.

Демонстрация платежеспособности является простым и очевидным критерием: у клуба не должно быть просроченных долгов перед другими клубами, своими сотрудниками и государством. Иными словами, клуб должен полностью и в срок рассчитываться за трансферы и аренды, не задерживать зарплату игрокам и персоналу, а также платить налоги. Очень любопытно, что в этом списке нет банков и платежей по кредитам.

А дальше мы впервые сталкиваемся с по-настоящему любопытным требованием: помимо отчетности за прошедшие годы, клубы должны предоставить прогноз своего финансового состояния, составленный по тем же правилам и стандартам как минимум на год вперед.

Преследуемая цель очевидна: клубу необходимо продемонстрировать, что он намерен и, что важнее, способен продолжать свое существование — «футбольные смерти» в еврокубках явно не в интересах УЁФА.

Какие выводы можно сделать из всех этих требований? С одной стороны, их выполнение не причинит клубам больших неудобств. Учет и бюджетирование в той или иной форме являются обыденными процедурами в управлении любой организацией, поэтому сложностей с подготовкой данных не возникнет. Отчетность может быть предоставлена как в международных, так и в национальных стандартах, выбор валюты также не регламентирован, поэтому в абсолютном большинстве случаев клубы будут подавать обычную бухгалтерскую отчетность.

С другой стороны — подготовка финансовых документов «для внутреннего пользования» очень сильно отличается от аналогичной деятельности по внешнему требованию. Как показывает практика, само наличие таких требований благотворно влияет на финансовую дисциплину и реалистичность прогнозов. Примерно как видеокамера в супермаркете отпугивает большую часть потенциальных воришек, даже если она не работает.

А главным отрезвляющим фактором для всех любителей поиграть с цифрами должна стать квалифицированная аудиторская проверка всех предоставляемых данных. Без аудиторского заключения можно даже не подавать заявку на лицензирование — она просто не будет принята к рассмотрению.

Почему это так важно? Сама суть аудита заключается в том, что он беспристрастен и не зависим ни от клуба, ни вообще от кого-либо в футбольном мире. Потому аудитор обязательно укажет на все ошибки или несоответствия в данных отчетах, невзирая на громкое имя или статус клуба.

И это не просто красивые слова: недавний скандал с годовым отчетом «Барселоны», когда после аудита «Deloittе» декларированная прибыль в 9 млн евро превратилась в 77-миллионные убытки, служит прекрасной тому иллюстрацией.

Итак, можно смело заключить, что УЕФА сделала все, чтобы финансовая отчетность, попадающая в руки лицензиара, максимально полно и достоверно описывала экономическое положение футбольных клубов.

КАК ПОПАСТЬ В ТОЧКУ БЕЗУБЫТОЧНОСТИ

Теперь нам осталось выяснить, какие же требования предъявляются к состоянию клубных финансов. Суть финансового фэйр-плей очень проста: по итогам трех предыдущих лет клубы должны пребывать в точке безубыточности, то есть их расходы не должны превышать доходы более чем на 5 млн евро. При этом и доходы, и расходы должны быть релевантными, то есть иметь отношение к футболу.

Что скрывается за этим определением? Список релевантных доходов достаточно узок:

  • сборы от продажи билетов;
  • доходы от рекламы и спонсоров;
  • продажа прав на трансляции;
  • коммерческая деятельность;
  • трансфермые доходы;
  • продажа недвижимости;
  • финансовые доходы (например, проценты по займам).

При этом нерелевантными доходами футбольного клуба признаются:

  • неденежные доходы (например, от изменения валютных курсов);
  • транзакции со связанными лицами сверх справедливой стоимости;
  • доходы, не связанные с клубом и не имеющие отношения к футбольной деятельности.

 

Особый интерес здесь представляют операции со связанными лицами. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы представить себе самую простую схему ухода от требований ФФП: продать какой-нибудь «знакомой» компании рекламу на многие миллионы — и готовы нужные доходы. Ярким примером такого поведения стал небезызвестный «голубой клуб» из Манчестера, продавший название стадиона за неслыханные 150 млн фунтов.

Давайте посмотрим, что говорят на этот счет правила. Как всегда, они предельно конкретны. Лицензиат должен убедительно продемонстрировать справедливую стоимость для следующих операций со связанными лицами:

  • продажа спонсорских прав;
  • продажа билетов и корпоративных лож;
  • любая операция, по которой клуб получает услуги или товары.

В случае, когда зарегистрированный доход от такой операции превышает справедливую стоимость, такое превышение исключается из расчета точки безубыточности.

Следует отметить, что УЕФА не может наложить вето на сделку. Это не в ее власти. Потому клубы могут продавать ложи на своих стадионах хоть по миллиарду долларов, однако при расчете релевантных доходов эти миллиарды просто не будут приниматься во внимание, если на то не будут даны достаточные основания.

Причем, как и в случае с финансовой отчетностью, все расчеты безубыточности должны будут пройти независимый аудит, что резко снижает вероятность успешного обмана.

Ситуация с расходами в целом аналогична: во внимание принимается стандартный список из текущих операционных расходов, зарплаты, затрат на трансферы или амортизацию игроков и финансовых расходов. Точно так же требуется демонстрация справедливой стоимости для всех операций со связанными лицами с соответствующим повышением искусственно заниженных расходов, и точно так же во внимание не принимаются те расходы, которые никак не связаны с клубом и футболом.

Но есть одно весьма важное отличие. Из релевантных расходов вычитаются вложения в развитие молодежи и затраты на строительство футбольной инфраструктуры. Цель такого правила очевидна: с одной стороны, в погоне за экономией клубы не должны рубить сук, на котором сидят, а с другой — при наличии свободных денег их стоит вкладывать не в рекордные трансферы и рекордные же зарплаты, а в новые стадионы и молодежные академии.

КОГДА НАСТУПИТ ФУТБОЛЬНЫЙ ФИНАНСОВЫЙ ФЭИР-ПЛЕЙ?

Что ж, требование безубыточности выглядит весьма разумным и обманоустойчивым. Но что делать с неприглядной реальностью, в которой больше половины клубов — убыточны, а четверть — убыточны очень сильно, причем это в равной степени касается и аутсайдеров, и грандов? Наивно было бы полагать, что все они смогут в одночасье свести концы с концами даже в рамках допустимого отклонения.

И здесь правила ФФП внезапно открываются нам с новой стороны. Казавшиеся непоколебимыми жесткость и решительность в наведении финансового порядка внезапно обрастают целым рядом условностей и оговорок, которые всерьез заставляют задуматься, изменится ли вообще что-то?

Для начала все клубы получили целый год «всепрощения» — мониторинг вступает в силу только с нынешнего сезона 2011/12, а первые расчеты точки безубыточности будут сделаны два года спустя, при лицензировании на сезон 2013/14. Иными словами, клубы уже получили три года на исправление ситуации — срок не маленький.

Вторым важным послаблением стало разрешение исключить из рассмотрения в первых двух периодах мониторинга (т.е. сезонах 2013/14 и 2014/15) зарплаты игроков, контракты с которыми были заключены до 1 июня 2010 года.

То есть клубы с огромной зарплатной ведомостью могут спать спокойно: добрая треть их игроков еще как минимум четыре года не будет влиять на соблюдение честной финансовой игры, а за этот срок можно не только контракты пересмотреть, но и вообще всю команду сменить.

Но и это еще не все! При внимательном рассмотрении дальнейших оговорок требование безубыточности очень хочется переименовать в требование «не очень большой убыточности». В течение пяти лет после начала мониторинга допустимые отклонения от этого требования могут значительно превышать «дозволенные» 5 млн, при очевидном условии, что эти убытки все-таки будут покрыты владельцами клубов.

В цифрах это выглядит так: за первые два периода мониторинга допустимые убытки могут составлять 45 млн евро, а начиная с сезона 2015/16 они снижаются до 30 млн. Очень сложно назвать «безубыточностью» 10 млн евро в год. Но может быть после сезона 2017/18 долгожданный фэйр-плей всё-таки наступит?

Нет, УЕФА оставила лазейку и здесь. В правилах написано, что величина допустимого отклонения будет уменьшена, а точная сумма будет утверждена исполкомом. Как видим, реальная безубыточность будет требоваться от клубов как минимум через семь, а то и все десять лет. На ум сразу приходит классическая поговорка про эмира и ишака...

ГОРА И МЫШЬ

Из всего сказанного выше напрашивается довольно неутешительный вывод: стремясь избежать любых ссор с клубами, гора под названием «УЕФА» в очередной раз родила мышь. Переход к жизни по средствам, о котором так много и красочно говорили все чиновники и президенты, оказался на деле до предела размытым и затянутым.

Фактически, ограничения в их нынешнем виде будут пресекать лишь самые резкие попытки сорить деньгами без разбору, исключая появление новых «богатеньких буратино», какими были «Челси» или «Ман Сити» в свои первые сезоны.

Безусловно, клубы начнут больше задумываться над своими финансами. Как уже было сказано, само требование отчетности перед независимым органом неплохо дисциплинирует даже отъявленных хулиганов.

Но о каких-то серьезных сдвигах можно будет говорить только после предъявлении настоящих требований к безубыточности, а также распространении обязательного лицензирования не только на участие в еврокубках, но и во внутренних чемпионатах. В нынешних правилах ФФП есть оба этих условия, но только в качестве перспективы на довольно далекое будущее.

Мишель Платини не лукавил, когда назвал финансовый фэйр-плей «началом нового большого пути европейского футбола». Он просто забыл упомянуть, что путь этот — длиной в тысячу миль.


Предлагаю ещё почитать: